Вернуться ко всем новостям

В Кузбассе решено реанимировать ряд угольных шахт

18.12.2003
Власти Кузбасса решили реанимировать ряд шахт, закрытых в период реструктуризации угольной отрасли. Эта мера призвана восстановить разрушенную после закрытия угледобывающих предприятий социальную сферу шахтерских поселков и, главное, восполнить на рынке дефицит коксующихся углей. Однако у идеи уже есть оппоненты - некоторые эксперты полагают, что восстановленные шахты будут убыточными для их собственников, а значит, не приведут к ожидаемым результатам. Из 150 российских шахт, которые в годы реструктуризации угольной отрасли были признаны подлежащими закрытию, на долю Кузбасса пришлось 43 предприятия, которые закрывались в период с 1995 по 2000 годы. Так,«Южкузбассуголь» потерял 12 шахт, «Кузбассуголь» - девять, «Прокопьевскуголь» - шесть.

Инициатива восстановления шахт принадлежит областной власти, но, как сказал источник в областной администрации, «к такой мысли чиновников подтолкнули собственники угольных компаний, решившие восполнить свои запасы за счет когда-то закрытых шахт». В прошлом году в Кузбассе реанимировали шахту им.Шевякова («Южкузбассуголь»). Сегодня речь идет о массовом восстановлении шахт, но пока не более десяти. На три шахты - «Тайбинскую», «Карагайлинскую» и «Кузнецкую» - уже отправлены документы в Министерство природных ресурсов РФ (МПР), и в начале следующего года в области ожидают получить решение о проведении аукционов на разработку этих участков. В общей сложности в неуточненном списке, по данным «КС», значатся следующие шахты: «Тайбинская» (г.Киселевск, промышленные запасы - 23.5 млн т угля энергетических и коксующихся марок, возможный инвестор - «Киселевскуголь»), «Карагайлинская» (г.Киселевск, около 100 млн т коксующихся углей, «Киселевскуголь»), «Кузнецкая» (Полысаево, 82 млн т энергетических углей, СУЭК), «Им.Калинина» (г.Прокопьевск, 40 млн т коксующихся углей, «Прокопьевскуголь»), «Бирюлинская» (г.Березовский, 31.1 млн т коксующихся углей, ОАО «Кокс»), «Северный Маганак» (г.Прокопьевск, 61.3 млн т, коксующихся углей, «Прокопьевскуголь»), «Шушталепская» (г.Осинники, 151 млн т энергетических углей, «Южкузбассуголь»), «Новая» (г.Белово, 15 млн т, коксующихся углей, принадлежит ОАО УК «Кузбассуголь»).

Как пояснил «КС» президент Союза горнопромышленников России Юрий Малышев, главной причиной закрытия шахт была неэффективность их работы: «Либо у этих шахт были низкие экономические показатели и отсутствовали перспективы развития, либо это были шахты со сверхтонкими пластами, где можно было работать только ползком. Раньше партийное руководство требовало у геологов угольных запасов - считали весь уголь, в том числе и в пластах толщиной 0,5 м. Мы заказали работу по переоценке запасов угля, исходя из требований рыночной экономики. В итоге 60 млрд т угля из баланса вычеркнули».

Заместитель начальника департамента ТЭК областной администрации Евгений Росстальной говорит, что отчасти такие решения «Росугля» были непродуманными: у большинства закрытых шахт оставались хорошие запасы, и сегодня их надо восстановить. «В то время решение о закрытии шахт принимало государство, которое не могло финансировать затратные технологии угледобычи, сегодня решение принимают собственники, которые готовы вкладывать в это средства», - считает технический директор Кузбасского Центра мониторинга производственной и экономической безопасности Юрий Лермонтов.

Тем не менее, эксперты расходятся в оценках эффективности идеи реанимирования шахт. Директор центра мониторинга Эвальд Лангольф полагает, что восстановление шахты обойдется дороже, чем строительство новой: «Смысл только в том, что угля коксующихся марок «Ж» и «К» сегодня катастрофически не хватает. Есть лишь запасы на юге области в труднодоступных районах. С инженерной точки зрения восстановить шахту можно, вопрос в цене». Евгений Росстальной считает, что в убытке собственники не останутся: «Все марки угля на этих шахтах востребованы на рынке, даже энергетические, потому что речь идет о высококачественном угле, который поставляется на экспорт. К тому же ни один собственник сегодня не пойдет добывать уголь, не просчитав все свои затраты и доходы».