Вернуться ко всем новостям

Канадскую сталелитейную компанию Stelco может приобрести украинский “Метинвест”

18.07.2007
В Северной Америке продолжается “большая распродажа” — сталелитейные компании потихоньку переходят в руки иностранцев. На очереди — канадская Stelco, на которую, в числе прочих, претендует и украинский “Метинвест-холдинг”.

Любому инвестору такая покупка сулит немалые дивиденды. Борьба за Stelco фактически  началась ещё в 2004 г. — эта компания исходно представляла собой весьма привлекательный актив. Она была создана в 1910 г. путём слияния нескольких сталелитейных предприятий и с тех пор непрерывно развивалась. Компания регулярно закупала новейшее оборудование, производила модернизацию и увеличивала мощности: за прошедшие 100 лет это превратилось в незыблемую традицию. Сейчас Stelco производит около 3,7 млн тонн стали в год, в том числе — листовой материал для автомобильной промышленности и сектора бытовых товаров. Компания весьма привлекательна для иностранных производителей, желающих захватить плацдарм на перспективном рынке Северной Америки.

Хотя Stelco отличается великолепной технологической базой и квалифицированным техническим персоналом, несколько лет назад у неё возникли серьёзные проблемы. В условиях кризиса на мировом рынке стали компания, как и многие другие интегрированные производители региона, терпела большие убытки. При этом у неё образовался серьёзный дефицит средств в пенсионном фонде (порядка 400 млн дол.), и в январе 2004 г., несмотря на стабилизацию цен на сталь, Stelco вынуждена была обратиться в суд за защитой от кредиторов. Тогда-то она и была выставлена на продажу в первый раз.

Несмотря на банкротство, Stelco имела крупные доходы благодаря стабильным ценам на сталь. Разумеется, за эту покупку разгорелась серьёзная борьба, и одним из основных претендентов была российская “Северсталь”. Для неё выбор объекта поглощения был вполне обоснован: в случае покупки Stelco российский гигант мог бы увеличить объём своих операций на североамериканском рынке, особенно в автомобильной промышленности. При этом Stelco имела все предпосылки для того, чтобы стать прибыльным предприятием: её чистая прибыль в третьем квартале 2004 г. составила 58 млн кан.дол., а годовой прирост прибыли — 16 млн кан.дол. Общий объём поступлений вырос сразу на 47%, с 650 до 953 млн дол.США.  Поэтому россияне соглашались взять на себя выплату обеспеченного долга, погашение необеспеченных обязательств и торговых кредитов Stelco и обязались потратить приблизительно 336 млн дол. на модификацию оборудования.

Однако в то время “Северстали” так и не удалось купить канадскую компанию — Stelco привлекала внимание и других финансовых игроков. Предложение россиян не вызвало особых восторгов у менеджмента компании, и руководство предпочло поискать другие возможности выхода из кризиса — ведь продажа активов была лишь одним из вариантов возможного развития событий. В числе других вариантов суд утвердил размещение допэмиссии акций, продажу непрофильных активов, создание СП на базе активов Stelco, а держателям облигаций компании была предоставлена возможность сделать Stelco их собственное финансовое предложение.

Поэтому у “Северстали” появился серьёзный конкурент: совет директоров Stelco и крупнейший держатель облигаций компании — Deutsche Bank — одобрили соглашение о финансировании канадской компании на 796 млн дол. Финансирование включало в себя кредит, а также обязательство о покупке конвертируемых в акции облигаций Stelco и бридж-облигаций. Stelco направила эти деньги на рефинансирование своих долгов и решила начать продажу непрофильных бизнесов.

Президент Stelco Кортни Пратт назвал это соглашение с Deutsche Bank “выгодным как для компании, так и для её акционеров”. Тем более что изюминкой предложения немецкого банка был даже не размер финансирования, а его условия. В отличие от “Северстали”, предложения Deutsche Bank не предусматривали необходимости достижения договоренности с профсоюзами о сокращении пенсий и зарплат, что значительно облегчало одобрение предложений банка с их стороны: профсоюзы Stelco заранее заявили, что не пойдут на какие-либо уступки администрации.

Тем временем на активы компании-банкрота появились и другие претенденты — US Steel и канадский инвестиционный банк GMP Capital, и уже само это обстоятельство вызвало бурный рост стоимости акций канадской компании на 30%. В результате в то время всё закончилось тем, что менеджмент подготовил программу реструктуризации, включающую выпуск облигаций и новых акций в счёт задолженности перед кредиторами, а также частичное погашение долга за счёт наличных. Эту программу одобрили кредиторы и суд, и Stelco занялась реструктуризацией.

В 2004 г. компания увеличила производство стали на 4,4% — до 4,47 млн тонн (в 2003 г. этот показатель составил 4,3 млн т), а в 2005 г. Stelco инвестировала 340 млн дол. в покупку новой линии травления для завода Lake Erie Works и отгрузила потребителям около 4,13 млн тонн металлопродукции. В первом полугодии 2005 г. Stelco получила 89 млн дол. прибыли, а оборот компании составил 1,86 млрд дол. Тем не менее, по итогам 2005 г. компания понесла убытки в размере 226 млн дол., а её общий долг перевалил за 700 млн дол. Несмотря на это, совет директоров Stelco отверг предложения всех претендентов на активы компании, а в 2006 г. компания сумела реструктурировать бизнес (обязавшись в течение десяти лет пополнить пенсионный фонд на 638 млн дол. ) и выйти из процедуры банкротства.

В первом квартале 2007 г. Stelco сократила доналоговый убыток по сравнению с аналогичным периодом прошлого года более чем в четыре раза — до 31,35 млн дол., и подписала с Mittal Canada (канадская дочерняя компания Mittal Steel) окончательное соглашение, предусматривающее продажу трёх непрофильных активов — Norambar, Stelfil Ltee и Stelwire (два последних завода производят стальную проволоку, а Norambar выпускает стальные заготовки).

Но все же, как и предсказывали аналитики в 2004 г., все эти достижения не обеспечили выхода из финансового кризиса. Компании приходится делать крупные отчисления в пенсионные фонды, а бизнес страдает из-за укрепления канадского доллара и снижения спроса со стороны её основных клиентов — автомобильных компаний США. Поэтому за год — по конец первого квартала 2007 г. — Stelco понесла убыток в 226 млн дол., и теперь компания снова выставлена на продажу. Правда, теперь контрольный пакет Stelco оценивается как минимум в 2 млрд дол., и основные владельцы Stelco — канадская Brookfield Asset Management Inc. (36% акций) и американский хедж-фонд Appaloosa Management (18% акций) считают такой вариант выхода из кризиса вполне приемлемым.

Globe and Mail со ссылкой на неназванные источники пишет, что акционеры Stelco хотят получить денежные средства от продажи компании на фоне продолжающейся консолидации стальной отрасли.

Президент и гендиректор Stelco Родни Мотт заявил: “Мы считаем, что настало время начать новый этап нашего бизнеса и рассмотреть все возможные варианты, в рамках которых Stelco может стать неотъемлемой частью более крупной, конкурентоспособной компании”. Среди претендентов на акции компании эксперты называют российские “Северсталь” и Evraz Group, основными конкурентами которых могут стать немецкая компания Thyssen Krupp, Arcelor Mittal и индийская Essar Global, которая в апреле уже приобрела одного канадского производителя — Algoma Steel. Кроме того, с активами Stelco сочла нужным ознакомиться и делегация украинского холдинга “Метинвест”, подконтрольного Ринату Ахметову.

Аналитик банка “Зенит” Игорь Нуждин считает, что и для “Северстали”, и для Evraz Group такое приобретение было бы целесообразным: “У обеих компаний уже имеются активы в Северной Америке, а завод Lake Erie Works — один из самых современных в регионе; кроме того, Stelco также владеет долями в ряде горнорудных месторождений“.

Дмитрий Парфенов из “ИК Проспект” считает, что у “Северстали” больше шансов, поскольку эта компания уже работает на североамериканском рынке: “Им не надо будет менять логистику Stelco и управленческую структуру, так как там есть уже рабочая команда”.

В отношении Arcelor Mittal Д.Парфенов настроен скептически: “Мировая практика показывает, что приход их менеджмента, как правило, не является достаточно эффективным. А все предыдущие победы более с связаны с политическим лоббированием их интересов некими структурами”. С другой стороны, “Метинвест” на мировом рынке пока представлен слабо, и его активы относятся к не совсем профильным для Stelco направлениям — ведь эта компания производит высокотехнологичный прокат. Однако для украинцев весьма привлекателен рынок Северной Америки, а у Stelco существуют прочные связи с потребителями.

Кроме того, “Метинвест” заинтересован в покупке новых производственных мощностей, поскольку добывает значительно больше руды, чем способно использовать его собственное сталелитейное производство. Поэтому украинская группа может предложить более выгодные условия по цене. Деньги у компании крупнейшего украинского миллиардера есть: в 2006 г. её продажи составили около 5,7 млрд дол., прибыль до учёта налогов и амортизации — 1,7 млрд, а чистая прибыль — около 1 млрд дол. (годовой прирост — 70%).

Понятно, что при таком наборе потенциальных покупателей рассчитывать на низкую стоимость сделки не стоит. Михаил Пак из ИГ “Капитал” оценивает стоимость Stelco на уровне 3,2-3,5 млрд дол., следовательно, доля в 54% с учётом премии за контрольный пакет может быть продана за 2-2,2 млрд дол. Что ж, такую сумму “Метинвест” вполне может изыскать — компания уже считается наиболее эффективным заёмщиком Украины. Если в 2003 г., как и все украинские предприятия, компания начинала с займов под 11-12% годовых, то теперь она получает кредиты по ставке 7%. В настоящее время она заканчивает переговорный процесс относительно привлечения порядка 1,5 млрд дол. заёмных средств на инвестиции в развитие. При этом имеет значение не только размер займа, главное — изменился формат и содержание кредитования, в частности, “Метинвест” уже начинает привлекать беззалоговые кредиты. Поэтому не исключено, что вскоре украинец Ринат Ахметов прирастёт канадским наследством.