Вернуться ко всем новостям

Проблемы в связи с задержкой освоения Кашагана решат по-джентльменски

30.11.2003
Министерство энергетики и минеральных ресурсов Казахстана озабочено информационным ажиотажем, возникшим вокруг планируемого переноса срока коммерческого запуска месторождения Кашаган на Северном Каспии. На прошедшей в Астане пресс-конференции министр Владимир Школьник поспешил развеять все слухи о якобы больших потерях республики в связи с этой ситуацией, при этом окончательно подтвердил задержку кашаганского проекта на 1,5-2 года. Коммерческая нефть в казахстанском секторе моря будет добыта в 2007 г.

Довольно спорны претензии Минэнерго к отечественным масс-медиа по поводу нагнетания ситуации, если учитывать, что вплоть до сегодняшнего дня государственные структуры неустанно говорили о пяти поручениях президента как о заповедях, в том числе о том, что нефть на Кашагане пойдет в 2005 г. Если профильное министерство или КазМунайГаз как представитель интересов правительства в этом проекте действительно до последнего момента не ведали о серьезных корректировках в планах Консорциума, то надо говорить о слабом контроле за ситуацией с казахстанской стороны. Но если они знали об этом, но не торопились обнародовать информацию, то все равно утечка тайно произошла и, как это часто бывает, в утрированном и сильно интерпретируемом виде. Поэтому, чтобы не возникали моменты, что действия СМИ наносят "непоправимый урон имиджу республики и инвестиционному климату", следует держать их всегда в курсе событий, что будет лучше, чем потом давать поспешные интервью в ответ на критику или устраивать пресс-конференции постфактум. Да и пресс-конференция не отличалась особой содержательностью. То, что сроки переносятся, что Agip KCO готов выплатить компенсацию, всем было известно. Единственно, министр поделился информацией, что размер компенсации должен быть больше, чем пишут об этом журналисты. А последний раз неофициально говорили о сумме компенсации в пределах 150 млн дол.

Причины отставания подрядчиков также в общем-то были понятны - большой объем работ. Правда, В.Школьник конкретизировал, что существуют определенные трудности технического характера – все-таки глубина залежи нефти на месторождении составляет около 6 км, что обусловливает большое подземное давление. Кроме того, есть проблемы со спецификой местного климата, особенно в зимнее время, когда лед на море не только замерзает, но еще и движется с огромной разрушительной силой. А тут еще и повышенные требования казахстанской стороны в предоставлении гарантий экологической безопасности, что, конечно же, не может не радовать.

Какие же у Казахстана есть основания претендовать на получение компенсации, если министр и сам признает, что "сложность переговорного процесса заключается в том, что отсрочка начала коммерческой добычи предусмотрена в статьях соглашения". То, что президент страны наказал подготовить все к 2005 г., как бы юридически ни чем не оформлено. Но в то же время существуют определенные правила, в частности, надо отвечать за обещанное. На высоком уровне, со слов В.Школьника, это называется выполнением "джентльменского соглашения", поскольку условия главы Казахстана были приняты инвесторами "по доброй воле". С другой стороны, несколько сот миллионов долларов - слишком большая сумма для того, чтобы немного повременить с проектом.

Надо полагать, Казахстан все же может понести потери от изменения сроков добычи. Взять, к примеру, наше среднесрочное экономическое планирование, в котором доходы от Кашагана занимают, естественно, особую позицию. Даже если по СРП сначала мы будем получать около 10% доходов, пока не возвернутся вложенные средства нефтяных компаний, все равно сдвиг в сроках первой кашаганской нефти означает и серьезные изменения прогнозов ВВП или налоговых поступлений, скажем, к 2007 г., когда Кашаган, по сути, должен был работать на полную мощность.

Кроме того, Казахстан активно ведет переговоры об участии в нефтепроводном проекте Баку-Джейхан, который, если все будет благополучно, будет открыт в 2005 г. Мы же сами говорили, что без казахстанской нефти этот проект нерентабелен. Теперь, возможно, нам поверили, поскольку в этом году должны были быть решены условия транспортировки казахстанской нефти по этой трубе, но вот оказалось, что нефть на Кашагане будет позже года на два. В самом деле, не будем же мы поворачивать тенгизскую нефть из КТК на Баку, тем более, что у нас с Россией есть соглашение о долгосрочном транзите нефти.

Мы сами же себе настойчиво рыли яму, когда без доли сомнения заявляли, где надо и где не надо, что коммерческая нефть Северного Каспия пойдет в 2005 г. А инвесторы все время вроде и соглашались с этим, но делали это не так уверенно, как казахстанские чиновники. Одно дело, когда президент поторапливает консорциум, другое - когда остальные начинают громко стучать ложками. Теперь мы оказались в несколько комическом положении, и тут оказывается, что это СМИ наносят урон имиджу страны.

Не стоит, однако, цепляться к мелочам. Факт в том, что потери Казахстана, физические и моральные, от задержки проекта на Каспии очень даже реальны, и хорошо, если Agip KCO и в целом консорциум поведут себя по-джентльменски. Хотя в их же интересах быстрее урегулировать вопрос, чтобы спокойно продолжать работу и, чего доброго, не доводить ситуацию до скандала. Вообще сама тема должна быть закрыта чем скоре, тем лучше - репутацией в этом деле жертвуют обе стороны. Поэтому, пожалуй, самые искренние слова на пресс-конференции были сказаны президентом КазМунайГаза Узакпаем Карабалиным, который не смог назвать приблизительного срока окончания переговорного процесса, но признался: "мы хотели бы завершить его как можно скорее".