Вернуться ко всем новостям

Норильский никель приобрел 20,9% акций Gold Fields

12.04.2004
В конце марта Владимир Потанин за $1,16 млрд купил чуть меньше блокирующего пакета южноафриканской золотодобывающей компании Gold Fields Ltd. Говорят, сделка произошла молниеносно: утром 28 марта исполнительного директора Gold Fields Яна Кокерилла разбудил звонок крупнейшего акционера - главы международной корпорации Anglo American Тони Трехера: "Мы продали акции русским". К концу дня глава Gold Fields оправился от шока и бодро описывал преимущества сотрудничества с крупнейшим мировым производителем никеля и платиноидов. Норникель, чья выручка в прошлом году превысила $5,2 млрд, а прибыль составила около $1,2 млрд, действительно вполне приличный партнер по меркам ЮАР.

Gold Fields - один из лидеров золотодобывающей отрасли - работает в ЮАР, Австралии, Финляндии, Северной и Южной Америке. В прошлом году компания произвела 4,3 млн унций (138 тонн) золота, получив выручку в $1,5 млрд. Anglo American, которая собрала 20,9% акций Gold Fields еще в 90-е годы, очевидно, надеялась в дальнейшем поглотить компанию, чтобы присоединить ее к своему южноафриканскому подразделению AngloGold. Однако из-за сопротивления властей ЮАР Anglo American так и не удалось реализовать свои планы. В этом году у компании накопились долги в размере $3,15 млрд, и она решила избавиться от миноритарного пакета Gold Fields.

Владельцы Норникеля - Владимир Потанин и Михаил Прохоров - решили заняться укреплением позиций на рынке золота еще два года назад, когда начали скупку с дешевых золотых компаний в России. В 2002 году Норникель купил красноярскую компанию "Полюс" с годовым объемом добычи 25 тонн золота, а в прошлом году за счет приобретения контроля над Рудником им.Матросова и "Лензолотом" довел золотодобычу до 40 тонн. На все золотые приобретения Норникель потратил около $417 млн. Зампред правления Норникеля Максим Финский заявлял об амбициозных планах компании к 2008 году увеличить объем добычи до 100 тонн в год и войти в пятерку крупнейших мировых добытчиков золота. В первую очередь Норникель может увеличить добычу за счет приобретения лицензии на разработку находящегося рядом с "Лензолотом" месторождения Сухой Лог, из которого в перспективе можно извлекать около 20 тонн в год. Аукцион по продаже лицензии на это месторождение должен состояться в нынешнем году, эксперты предполагают, что на покупку лицензии Норникель потратит $0,5-1 млрд.

Между тем, мировые цены на никель, медь и платину с 2003 года неудержимо рвутся вверх (например, цена на никель выросла до 14-летнего максимума), доставляя владельцам российского монополиста массу переживаний по поводу того, куда пристроить свои деньги. В прошлом году русские обхаживали британскую Lonmin Plc (добывает платину и золото в ЮАР и Гане). Контрольный пакет акций этой компании оценивается в $2-3 млрд, однако планы Норникеля в отношении Lonmin остались в разряде неподтвердившихся слухов. Эксперты отмечали, что на мировом рынке уже не оставалось компаний, на которые мог бы позариться "Норильский никель" - такие гиганты, как BHP Billiton или Rio Tinto, стоят слишком дорого, а контрольные пакеты более мелких компаний никто не предлагал.

Поэтому, как только на рынке появился достойный товар в виде пакета акций южноафриканской компании, британское подразделение Норникеля Norimet Ltd. долго не раздумывало. Деньги российская компания выплатила из собственных средств и кредитов (в результате всю прошлую неделю южноафриканская валюта ранд демонстрировала ошеломляющий рост по отношению к доллару). По словам директора департамента стратегического развития Норникеля Кристофа Шарлье, в ближайшее время увеличивать свой пакет до контрольного Норникель не собирается.

Вячеслав Смольянинов из НИКойла отнесся к южноафриканскому приобретению Владимира Потанина неодобрительно: "Не думаю, что эта покупка представляет ценность для акционеров "Норильского никеля". Купив весьма недешевый миноритарный пакет Gold Fields, они финансируют своего конкурента Anglo American, который на потанинские деньги будет развивать активы по добыче платиноидов в ЮАР".

Можно, однако, предположить, что Gold Fields будет сотрудничать с "Норильским никелем" в экспертизе при разработке Сухого Лога: южноафриканская компания владеет технологиями разработки руд с невысоким содержанием золота. Но для этого можно было договориться о создании СП.

Александр Пухаев из UFG, напротив, верит, что Норникель, как всегда, удивит нас позитивными решениями. А.Пухаев предполагает, что все свои золотые активы, в том числе и акции Gold Fields, Норникель выделит в отдельную компанию, у которой резко вырастет капитализация: "Золотые компании стоят в 2-3 раза дороже, чем никелевые и прочие из металлургического сектора".

Южноафриканские СМИ уверены: покупку миноритарного пакета Gold Fields Норникелю пришлось сделать под давлением Кремля. Йоханнесбургская Business Day сообщает, что об этом говорили их источники в Кремле и "Норильском никеле". Данные прессы можно трактовать двояко. Либо Владимир Потанин опасается повторить судьбу Михаила Ходорковского и оперативно выводит из страны капиталы, даже не очень выгодно помещая их в дорогостоящие маленькие пакеты акций. Либо зарубежная пресса уже видит приказы Кремля за всеми шагами российских предпринимателей.

Недавно американский аналитик Ал Мартин заподозрил "Норильский никель" в такой согласованной с государством политике при покупке крупнейшего производителя платины в США - Stillwater Mining. Аналитик посчитал, что за Норникелем стояли российские власти, которые сговорились с администрацией Буша закрыть добычу платины в Монтане и тем самым вдвое увеличить мировые цены на этот металл. Кто знает, возможно, и на этот раз в рамках теории заговора Потанин выполняет роль посредника между Москвой и Йоханнесбургом в какой-то глобальной интриге.

Если "Норильский никель" в конечном счете сможет поучаствовать в управлении Gold Fields, главе ГМК Михаилу Прохорову придется продолжить в ЮАР уже отлаженную им практику поддержки обездоленных коренных народностей, проживающих рядом с металлургическими разработками. В Таймырском округе Норникель тратится на благотворительные программы для долган и ненцев, а в ЮАР серьезные затраты придется нести на финансирование нужд чернокожего населения. Буквально за неделю до покупки Норникелем акций Gold Fields эта компания сообщила о продаже 15% акций своих южноафриканских предприятий национальной Mvela-phanda Resources. А по уставу горного дела ЮАР, все горнодобывающие компании, работающие в республике, должны в течение 10 лет продать 26% своих акций исторически угнетенным инвесторам, а именно Mvela, которой руководят коренные жители ЮАР - представители племен зулу, коса, тсвана, суто, педи и венда.

Еще одна социальная проблема Gold Fields связана со здоровьем рабочих компаний. По данным Reuters, до 28% из 50 тысяч сотрудников золоторудной компании являются носителями ВИЧ-инфекции. Компания тратит значительные средства на поддержку старателей, инфицированных СПИДом.