Вернуться ко всем новостям

Африка - реальная альтернатива наращиванию добычи сырья внутри России

06.12.2004
Африка становится одним из наиболее привлекательных регионов для крупного российского бизнеса. Низкие цены на сырьё, опустошительные войны и засухи привели к тому, что за Африкой закрепился эпитет "потерянный континент". Но в 2001-2003 годах конъюнктура мировых рынков сырья резко улучшилась, а уровень политической напряженности на континенте снизился. Регион вновь стал динамично развиваться (по прогнозам МВФ и Всемирного банка, в 2004 г. рост ВВП в Африке южнее Сахары составит 4.3-4.6%). Активную инвестиционную политику в Тропической Африке начали проводить Индия и Китай, что создаёт хорошие предпосылки для дальнейшего развития континента.

Африка, пожалуй, последний неподеленный резервуар минеральных ресурсов мирового значения. Именно здесь крупным российским сырьевым компаниям относительно просто закрепиться, сделав тем самым первый шаг к глобализации своего бизнеса. Африка - это реальная альтернатива бездумному наращиванию добычи сырья внутри России, это возможность укрепить российские позиции на мировых сырьевых рынках. Наконец, это и хорошая возможность для российских машиностроителей, которые могут работать в связке с российскими сырьевиками.

В последние годы российский бизнес неизменно проявлял к этому региону интерес: были начаты и реализованы некоторые проекты - пакет инвестиционных соглашений на 430 млн дол., которые недавно заключила с ЮАР компания "Ренова", - из числа последних. Сегодня для России, быть может, наиболее подходящий момент, чтобы начать планомерную экспансию в Африку, сотрудничество с которой может стать одним из факторов быстрого устойчивого развития нашей страны.

Сегодня российские сырьевые компании реализуют в Африке целый ряд крупных инвестиционных проектов. Вот наиболее интересные примеры. "Русский алюминий" близок к покупке недостроенного алюминиевого завода в Нигерии (Aluminum Smelter Company of Nigeria, Alscon). Стоимость покупки вместе с необходимыми в течение первых лет инвестициями составит 400-500 млн дол. Одновременно потребуется вложить около 350 млн в реконструкцию и расширение глинозёмного комбината во г.Фриа (Гвинея), который уже контролируется "Русалом": в Нигерии нет ни бокситов, ни глинозёмного производства, а завод Alscon рассчитан на переработку сырья из Гвинеи.

В свою очередь, расширение мощностей Фриа потребует начать разработку одного из крупнейших в мире бокситных месторождений - Диан-Диан, которое также расположено в Гвинее и отдано российской компании. Специалисты "Русала" оценивают необходимый объём вложений в Диан-Диан в 1-1.5 млрд дол. и готовы привлекать сторонних инвесторов (вероятно, из Китая). За несколько дней до начала очередных переговоров в Нигерии делегация "Русала" встречалась с президентом Республики Конго Жозефом Кабилой и обсуждала возможность строительства алюминиевого завода стоимостью 1.2 млрд дол. уже в этой стране (очевидно, на случай срыва нигерийского контракта и для психологического давления на нигерийцев). Ещё один запасной вариант - участие в приватизации алюминиевого завода в г.Тема (Гана), который, в отличие от проектов в Нигерии и Конго, реально работает и поставляет первичный алюминий на американский рынок.

Другой пример. Российская алмазная монополия "АЛРОСА" владеет 32.8% акций Горнорудного общества "Катока", управляющего одноименным комбинатом в Анголе. Накопленная прибыль "АЛРОСА" по этому проекту составила с 1997 г. около 60 млн дол. (оценка ИК "Аф-Ро"). В декабре ожидается ввод в строй второй очереди комбината, после чего объём производства достигнет 350 млн дол. в год. В 2003 г. неподалеку от Катоки и тоже с участием "АЛРОСА" началось строительство комбината Камачия-Камажику (стоимость проекта оценивается в 110-130 млн дол.). В обоих ангольских проектах партнёром "АЛРОСА", помимо ангольской государственной компании Endiama, является Leviev Group, и судьба инвестиций во многом будет зависеть от того, как сложатся в дальнейшем непростые отношения российской госмонополии со Львом Леваевым.

Конечно, у российских компаний в Африке не всё складывается так легко, как хотелось бы. Пожалуй, наиболее яркий пример - инвестиции "Норильского никеля" в южноафриканскую золотодобывающую компанию Gold Fields (GF). В марте "НорНикель" стал крупнейшим акционером GF, потратив на покупку 20.9% её акций 1.16 млрд дол. Однако налоговый и политический климат уже давно не благоприятствует развитию золотодобычи в ЮАР. Наиболее ликвидные (с точки зрения себестоимости) активы GF находятся не в ЮАР (добыча около 90 т золота в год), а в Гане (19 т) и Австралии (22 т) - именно эти активы представляют наибольший интерес для инвесторов. Но "НорНикель" не успел (или не смог) ввести своих представителей в состав совета директоров GF до того, как в августе стало известно о планах объединения зарубежных (за пределами ЮАР) активов компании с активами компании Iamgold, зарегистрированной в Канаде. Новая структура, если сделка будет одобрена, получит название Gold Fields International и, помимо ганских и австралийских объектов, будет управлять двумя рудниками в Мали (совместно с AngloGold Ashanti).

Африка - удобный рынок для технологического оборудования отечественного производства. В этом смысле покупка, скажем, "Норильским никелем" южноафриканской компании Gold Fields - это хорошо, но не очень. Гораздо более перспективными будут прямые инвестиции в месторождения, в создание обогатительных комбинатов "на ровном месте".

Африканские рынки оборудования по структуре схожи с российским и рынками постсоветских стран. Опыт производителей показывает, что если какое-либо оборудование продаётся в России, то следующим после СНГ направлением экспорта для него становится именно Африка. И дело не только в том, что какое-то оборудование было поставлено СССР, а местные специалисты прошли подготовку в Союзе. Скорее, речь идет о конкурентной среде, отсутствии местных производителей, ценовых параметрах. По нашим оценкам, в настоящий момент 70-80% российского гражданского экспорта в Африку - это именно продукция машиностроения. Причём, как показывает анализ внешнеторговой статистики, её экспорт находится в обратной зависимости от общей динамики российского экспорта.

Причина этой закономерности такова: когда цены на сырьё растут, растут и экспортные доходы крупнейших российских корпораций, они загружают заказами производственные мощности машиностроителей, и поставки на периферийные африканские рынки сокращаются. Когда же экспортные доходы сырьевых компаний не позволяют им покупать всё, что производится в России, оборудование по остаточному принципу сбывается в развивающиеся страны. Такую ситуацию трудно назвать нормальной. В долгосрочной перспективе приход российского капитала в добывающую промышленность Африки должен создать устойчивый спрос на российское оборудование.

В ответ на стремление вывести наиболее ликвидные активы GF в отдельную компанию "НорНикель" как крупнейший акционер Gold Fields поддержал предложение о недружественном поглощении GF другой южноафриканской компанией - Harmony Gold. Менеджмент GF выступил против сделки и привлёк на свою сторону других крупных акционеров. Поскольку своих представителей в совете директоров GF у "НорНикеля" нет, российская компания оказалась в сложном положении. Выход, который может устроить стороны, нашли менеджеры GF: они предложили обратно выкупить акции своей компании за 2 млрд дол. В таком случае "НорНикель" за полгода заработает около 800 млн дол. и с честью выйдет из сделки. Вероятно, с тем, чтобы снова вложить полученные деньги в африканские проекты. Вот только вопрос: где Gold Fields, балансирующая на грани рентабельности, найдет 2 млрд на выкуп своих акций?

Тем временем в конце июля стало известно об открытии подразделения "Реновы" в ЮАР. Новая структура, получившая названия Renova Investment, была создана, по словам представителей Виктора Вексельберга, для управления проектами в горнорудной и металлургической промышленности юга Африки. В ноябре "Ренова" заключила предварительное соглашение о разработке месторождения марганца в пустыне Калахари. Возможно также, что одним из объектов интереса "Реновы" является южноафриканская компания Lonmin (третье место в мире по добыче платины). Скорее всего, вопросы взаимоотношений с Lonmin будет решать теперь новый президент СУАЛ-холдинга южноафриканец Брайан Гилбертсон, который ранее был советником совета директоров Lonmin. Напомним, что ещё в январе 2003 г. было достигнуто соглашение об объединении активов СУАЛа и британской инвестиционной компании Fleming Family and Partners (FF&P). Большинство активов FF&P как раз сосредоточено в Тропической Африке (например, добыча тантала в Мозамбике). По имеющимся данным, объединения пока не произошло, но от самой идеи партнёры не отказались.