Вернуться ко всем новостям

Ещё раз о создании совместного предприятия Норникеля и Rio Tinto

01.02.2006
На российском юридическом пространстве сделан шаг к созданию беспрецедентного по масштабу совместного предприятия в сфере горной добычи. Крупнейшая в РФ компания по производству цветных металлов, в том числе никеля, меди, золота, платины и палладия, внесённая правительством в перечень стратегических, ОАО «ГМК "Норильский никель"» и входящая в тройку мировых лидеров горнодобывающей отрасли британо-австралийская группа Rio Tinto подписали «протокол о сотрудничестве и создании совместного производства». Подписание состоялось в присутствии главы министерства природных ресурсов Юрия Трутнева.

Собственно, необходимость создания такого СП была вызвана его же, министерства, деятельностью. В разрабатываемом природным ведомством новом законе «О недрах» для горнодобывающих компаний вводятся новые правила игры: иностранным претендентам на освоение отечественных стратегических месторождений, в том числе месторождений металлических руд, придётся создавать СП с российскими компаниями, причём у последних должно быть не менее 51%-ной доли в общем бизнесе.

В «Норильском никеле» и Rio Tinto не комментировали детали соглашения. Генеральный директор «Норникеля» Михаил Прохоров обратится с разъяснениями к прессе позже. Но, исходя из вышеизложенного, можно предположить, что распределение долей в СП будет соответствовать требованиям будущего закона о недрах – 49% у зарубежного партнёра, 51% – у российского. Во всяком случае, один из трёх крупнейших игроков мирового рынка вряд ли согласился бы работать в России на менее привлекательных условиях. Каким образом и в какой пропорции компании будут оплачивать доли в СП, пока неизвестно.

Отметим, что в подписании соглашения принял участие чрезвычайный и полномочный посол Великобритании в России Энтони Рассел Брэнтон. Не исключено, что создание совместного горнодобывающего предприятия обсуждалось на высшем межгосударственном уровне. Как известно, чтобы работать в России, западной компании следует иметь поддержку в коридорах власти, тем более что в последнее время представители российского правительства уже заявляли о необходимости взять в свои руки контроль за деятельностью такого стратегического предприятия, как «Норникель».

Как сообщили агентству Reuters в Минприроды, СП «создается в области геологии цветных металлов на территории РФ», а объектом геологических исследований станут металлы, производимые «Норильским никелем». Местом работы предприятия чиновник природного ведомства назвал «Южную Сибирь и Дальний Восток». По замечанию источника в «Норникеле», компании будут совместно разрабатывать медные залежи Быстринского рудного узла (прогнозные ресурсы - 1 млн т меди), лицензию на который в прошлом году получил холдинг. Впрочем, как ранее говорил читинский губернатор Равиль Гениатуллин, лицензия на Быстринское месторождение покупалась с учётом планов «Норникеля» участвовать в аукционе по продаже прав разработки крупнейшего в мире Удоканского месторождения меди (Читинская обл., прогнозные ресурсы – 20 млн т).

Интерес Rio Tinto к работе с российскими партнерами, скорее всего, вызван именно планами, касающимися Удокана. Ранее предполагалось, что его продадут в марте, потом – в ноябре 2005 г., сейчас аукцион отложен на 2006 г. Кроме выгод тактического плана, в западной компании оценили и стратегическое преимущество альянса с «Норильским никелем». Исполнительный директор медного дивизиона Rio Tinto Plc Том Албаниз заявил на днях, выступая на конференции по горной добыче в Ванкувере, что «новое поколение больших медных рудников будет, по всей вероятности, требовать финансовых возможностей и опыта, которые есть только у очень больших компаний».

«Норникель», крупнейшая компания отрасли по объемам выручки, обладает не только административным ресурсом, но и солидными денежными средствами. Для российских партнёров интерес заключается в возможности использовать опыт и технологии мирового производителя меди. В Rio Tinto считают приоритетной задачей повышение эффективности добычи меди. По словам г-на Албаниза, «в земле много меди, просто будет сложнее её добывать, надо идти глубже и работать более комплексно. Чтобы привести такие запасы меди на рынок, необходимы различные навыки и большие бюджеты».